BTS club
subscribe
menu
person
bts

Ви: «Надеюсь, я смогу передать, насколько я свободен»

17.06.2022, 15:56



Интервью к выходу “Proof” BTS

Ви оставляет после себя мгновенные образы — поёт ли он, выступает или просто живёт своей повседневной жизнью. По мере того, как эти образы накапливаются, его жизнь превращается в кино.
 

 

Ты попал в заголовки газет после инсценированного разговора с Оливией Родриго во вступлении к “Butter” на церемонии вручения премии «Грэмми». Могу предположить, что многие люди спрашивали, о чём вы двое говорили. Уверен, что, должно быть, было трудно по-настоящему разговаривать в таких обстоятельствах.

Ви: Меня часто спрашивали об этом. Честно говоря, там я очень нервничал из-за хореографии с привлечением одежды. Лёгкого шепота ей на ухо, вероятно, было бы достаточно в той ситуации, но, думаю, я просто пробормотал «бла-бла-бла», не сказав ничего вещественного. В преддверии этого момента я подумал, что могу просто показать всё на своём лице или разыграть сцену , и решил, что мне не нужно говорить ничего особенного, — так что ничего особенного и не было. Оливия Родриго тоже знала, что я делаю. Для 10- или 15-секундного дубля артистам вовсе не нужно говорить что-то невероятное, и они всё равно могут сделать так, чтобы это выглядело забавно.

 

Я понимаю, что выступление на Грэмми проходило при различных неотложных, быстро меняющихся обстоятельствах. Так как же получилось, что в выступлении была задействована Оливия Родриго?

Ви: А, это было предложение от людей на Грэмми, которое было согласовано прямо в день шоу. Так что у меня даже не было возможности узнать, с кем я в конечном итоге сяду рядом.

 

В подобной ситуации тебе, должно быть, пришлось мгновенно настроиться и сразу же уловить нужное ощущение.

Ви: Я продолжал думать о серии фильмов «Иллюзия обмана». Также то, как происходило выступление на сцене, напомнило мне Джейсона Борна, но что насчёт разговора с Оливией Родридго, я подумал, что действительно важно передать то ощущение, когда в «Иллюзии обмана» герои в разговоре с людьми обманывают их. Я решил поговорить с ней как бы небрежно и подумал, что было бы просто волшебно, если бы я мог незаметно от неё украсть её карту, пока мы разговариваем, и как это выглядело бы, если бы мы весело смотрели друг другу в глаза. Что-то в этом роде.

 

Твоей задачей было сыграть и бросить карту до начала песни, а затем подняться на сцену, чтобы выступить с остальными. Должно быть, тебе многое нужно было обдумать.

Ви: Да. Так что, если бы мы продолжили разговор, я мог бы упустить момент для броска карты. Я всё время считал биты у себя в голове, чтобы проследить момент, когда должен бросить её. Я продолжал мысленно повторять: «Раз, два, три, четыре». И было трудно точно понять, что говорила Оливия Родриго, так как в тот момент у меня были наушники в обоих ушах. Честно говоря, я очень нервничал. Я так беспокоился о том, чтобы правильно выполнить хореографию с одеждой, и это было буквально всё, о чем я мог говорить перед выходом на сцену. У нас было буквально дня два, чтобы всё откорректировать, прежде чем отправиться туда всем вместе, так что я переживал об этом больше, чем о чём-либо другом.

 

Это такое выступление, когда, даже если оно проходит хорошо во время репетиции, нет гарантии, что и вживую получится так же.

Ви: Да, именно так. Я действительно волновался, поэтому с самого начала был против этой части выступления. Да и во время репетиции всё тоже проходило не очень хорошо, и мы сразу знали, что должны выходить на сцену с полной уверенностью, однако мы поднялись на неё, нервничая, так что я боялся, что мы всё испортим. В итоге мы всё же решили сделать это, и у нас всё получилось, а реакция была просто фантастической, так что. (смеётся)

 

До этого выступления ощущалось большое давление. Что ты почувствовал, когда всё закончилось?

Ви: «Наконец-то всё закончилось. (смеётся) Мне нужно пойти посмотреть выступления других артистов и хорошо провести время». Это единственное, о чём я потом думал.

На V LIVE ты ещё говорил о Леди Гаге.

Ви: Я смотрю слишком много видео с совместным выступление Леди Гага и Тони Беннетта. Тони Беннетт — один из моих любимых джазовых исполнителей, и мне очень нравится, как Леди Гага исполняет джаз. Поэтому я сказал [ей], что «я большой поклонник, мне действительно нравится слушать Вашу музыку, и я искренне верю, что Вы королева джаза этого поколения».

 

В последнее время ты ещё больше увлёкся джазом? Я знаю, что ты слушаешь джаз с детства, но мне любопытно, есть ли что-то, что заставило тебя полюбить его сейчас ещё больше, чем прежде.

Ви: Если вам что-то нравится в течение длительного времени, это чувство как бы усиливается, и всякий раз, когда я сам начинаю чем-то увлекаться, я в конечном итоге что-то с этим делаю. Я вырос, слушая много джаза, который люблю, и я чувствую, что это тот стиль музыки, которым я хочу заниматься сейчас.

 

Когда я вижу, что ты публикуешь в Instagram* (*признан экстремистской организацией на территории РФ), я чувствую, что в этом всём есть та старая джазовая атмосфера, будь то видео, где ты беззаботно танцуешь, или фотографии, которые создают похожие ощущения.

Ви: Я всегда был таким — это просто мой индивидуальный стиль. Я не думал, что нужно постить что-то подобное в аккаунт группы, поскольку это мой личный стиль и моя личная жизнь. Но я понятия не имел, что публиковать, когда у меня появился собственный аккаунт в социальной сети (смеётся), поэтому я решил просто публиковать то, что мне нравится. Я могу похвастаться личным талантом на этот счёт. Не думаю, что мне нужно беспокоиться о том, что другие люди думают об этом.

 

Есть ли у тебя какие-либо критерии, по которым ты выкладываешь фото и видео? Все они разделяют одно и то же чувство.

Ви: Нет, я просто снимаю всё, что угодно. У меня нет возможности красиво склеивать свои фотографии, как это делает Хоби, и я не могу последовательно выражать свои чувства, как Намджун. Думаю, каждый день всё по-разному – неважно, хорошо ли я себя чувствую в этот день или просто есть что-то, что я хочу запостить. Всё зависит от того, кто я в этот самый день. Что бы я ни делал, всё зависит от того, кем я буду в тот день, чтобы принять решение.

Неудивительно, что ты любишь джаз. (смеётся)

Ви: Это очень свободная форма. Ничего не спланировано заранее. Вот что мне в нём нравится.

Однако мне всё ещё кажется, что в том, как выглядят фотографии, есть что-то особенное. Даже селфи, которые ты делал во время нанесения макияжа, выглядели почти так, словно были сделаны, например, на фотосессии — как будто ты запечатлеваешь классный момент. Ещё мне было интересно, как ты редактируешь свои селфи, с помощью фильтров или иным образом, чтобы добиться такого внешнего вида.

Ви: Фильтры? Я ими не пользуюсь. Это просто обычная старая камера на Samsung Galaxy. (смеётся) Я ничего не редактирую. Потому что, если бы я занимался этим, они бы больше не отражали меня. Я обычно оставляю фотографии такими, какие они есть, с неким ощущением несовершенства. Тем не менее, я корректирую цвет, когда хочу сделать фото чёрно-белыми. Это единственное, что я делаю из обработки.

 

У тебя есть своя неповторимая атмосфера. Даже если ты просто делаешь фото в моменте.

Ви: Да. Я на самом деле не придаю подобным вещам особого значения. Я просто продолжаю открывать камеру и делать снимки всякий раз, когда обстановка кажется мне подходящей. Мне просто очень нравится фотографироваться и фотографировать самому.

 

Что в этом плане ты думаешь об игре в гольф? Это из тех случаев, когда между кадрами приходится долго ждать, но бывают и моменты, когда внезапно важно сконцентрироваться.

Ви: На самом деле раньше я не любил гольф. Приходится долго ждать, прежде чем можно ударять по мячу, и всё зависит от одного удара. Честно говоря, я из тех людей, которые предпочитают импровизацию. Я как-то увидел фильм «Триумф», где играет Шайа Лабаф. И он [фильм] был просто великолепен. Благодаря этой картине я познакомился с одеждой, атмосферой и всем остальным сразу, поэтому на следующий же день я купил обувь для гольфа. Я склонен хвататься за всё сразу, как только попадаюсь на крючок. Я уверен, что это было просто из вежливости, но люди говорили мне, что у меня хорошо получается, и это привело меня в восторг. (смеётся) Так что после того, как я начал играть, я заметил, что в гольфе есть своя уникальная атмосфера, которая действительно понравилась мне.

 

Просмотр фильмов и черпание в них вдохновения, похоже, являются неизменной частью тебя. Как ты уже упоминал, на тебя также влияют фильмы, когда дело доходит до выступлений, и ты можешь быстро выразить это различными способами.

Ви: Да, это правда. Это некое кино для вас. Я подумал, что мне следует придумать фильм, позаимствовать концепцию и использовать её в качестве отправной точки для сцены. Я хочу, чтобы у каждого была своя интерпретация, когда я примеряю на себя определённый облик. Мне нравится свобода, которая позволяет одному человеку получать что-то одно от того, что я делаю, в то время как кто-то другой испытывает совсем иные чувства. Мне интересно наблюдать, как другие люди создают разные образы меня в своём воображении, основываясь на том, как я выражаю себя.

 

Если бы твоя жизнь была фильмом, какой бы это был фильм?

Ви: Надеюсь, я смогу передать своё чувство свободы — насколько я свободен. У каждого своё представление о том, что значит быть свободным, но, думаю, моё представление об этом немного шире, чем у других людей. Я бы хотел, чтобы мой фильм одновременно передавал это чувство свободы.
 

Мне кажется, люди уже в какой-то степени принимают твою марку свободы. Их отношение к твоей музыке изменилось после “Blue & Grey” и “Christmas Tree”. И я чувствую, что они понимают образ, который ты стараешься создать, учитывая особый тип телевизионных сцен, в которых часто появляются эти две песни.

Ви: Я не уверен в том, что люди думают о моих песнях, потому что я не могу быть там с ними. Я не могу видеть это своими глазами. Мне просто нужно попробовать записать больше сольных песен, чтобы выяснить это. Думаю, таким образом я могу точно знать, что ждёт меня впереди, исходя из того, в каком направлении движется мой звук и какую позицию он должен занять.

 

Ты уже написал много песен. Нет желания выпустить что-нибудь из своей неизданной музыки?

Ви: Я отложил все эти песни в долгий ящик и пишу новые. Но, думаю, сейчас у меня хорошо получается писать. (смеётся)

Как ты выбираешь, когда отложить песню в долгий ящик, а когда выпустить её?

Ви: Я не знаю. Когда просто есть настроение? Может быть, когда мне понравилась песня прямо в день её написания, и до сих пор нравится, когда я слушаю её сейчас.

То есть нужно, чтобы песня нравилась и тогда, и сейчас? Не слишком ли это завышает планку? (смеётся)

Ви: Я ни о чем не жалею. Я просто говорю себе, что следующая песня должна быть лучше предыдущей, и иду сочинять. Я чувствую, что хочу быть максимально объективным по отношению к самому себе, когда дело доходит до композиций, которые я пишу. Если при сочинении я буду всякий раз сожалеть, то стану одним из тех, кто просто выпускает песни, даже если они не устраивают автора. В таком случае я не смог бы завершить альбом со своими песнями так, как я себе это представляю.

 

Бывают ли моменты, когда сама основа музыки, над которой ты работаешь, меняется в процессе этой работы над ней? Твои песни были последовательны в эмоциональном плане, но аранжировки и композиция постепенно становились всё более детальными.

Ви: Думаю, я пытаюсь сделать так, чтобы они звучали полнее. Например, богатство тона или более полная мелодия. Мне кажется, сейчас я достиг этого уровня. Если прослушать все песни, которые я когда-либо записывал, от начала до конца по порядку, я надеюсь, вы сможете сказать, что и мой голос, и вся атмосфера песен приобретают более глубокую эмоциональную силу. Это одна из самых важных целей, которых я когда-либо пытался достичь.

 

В Proof есть версия “Spring Day”, для которой ты написал музыку. Спустя какое время после того, как ты начали писать песни, у тебя это получилось?

Ви: Это было около двух или трёх лет назад. Однако я склонен писать только тогда, когда чувствую желание к этому, поэтому в то время я писал по одной песне каждые пять месяцев в год.

 

Это одна из твоих ранних работ, и она также немного отличается от окончательной версии “Spring Day”.

Ви: Да. “Spring Day” была, по сути, нашей первой поп-балладой, поэтому я подумал, что смогу её написать. И я действительно много писал. Все продюсеры, с которыми я работал, сказали, что им понравилось, и лейблу песня тоже очень понравилась, мне даже сказали что-то шутливое, вроде: «Да, мы, возможно, используем твою [версию]»... но на следующий день всё прекратилось. (смеётся)

 

Слушая “Spring Day”, понимаешь, что она одновременно и звучит похоже на твой стиль, и отличается от него. Она больше похожа на поп-музыку и звучит оптимистичнее, чем та музыка, которую ты создаёшь сейчас, но в то же время в ней есть та серьезность, которая присуща каждой твоей песне.

Ви: Думаю, это была единственная мелодия, которую я мог спродюсировать для этой песни. Причина в том, что, когда мне дали тему “Spring Day”, я понял, что моё представление о весеннем дне было чем-то вроде проясняющегося неба после преодоления холодного, меланхоличного чувства? У меня было такое ощущение, что каким-то образом нас впереди ожидают хорошие дни. Поэтому я хотел, чтобы мелодия звучала более жизнерадостно, чем та, которая изначально пришла на ум, и так оно и получилось.

 

Уже тогда ты был верен своим интерпретациям треков группы, когда работал над ними.

Ви: Да. И это было тем, что я думал, но мелодия, написанная Намджуном, имела место до меня: до того, как небо прояснилось. Или когда зима всё ещё витает в воздухе. То, как он воспринял эту атмосферу, пошло в совершенно противоположном направлении от того, что имел в виду я, и я подумал: «Вау, я никогда не думал, что весенний день можно интерпретировать именно так». По сравнению с тем, о какой “Spring Day” думал я, Намджун продвинулся в своих размышлениях на шаг дальше. Его песня действительно ошеломила меня. (смеётся)

 

Как твои личные качества, такие как твоя свобода духа, вписываются в музыку BTS? У меня сложилось впечатление, что твой характерный голос и предполагаемое направление песен группы ещё лучше гармонируют в новых композициях в Proof.

Ви: Думаю, мой голос в музыке BTS и в моей сольной музыке должен быть другим. Это может быть ещё одной привлекательной чертой во мне, которой я могу похвастаться, но это может стать и инструментом в моём распоряжении. Мне вроде как нравится создавать для себя разных персонажей, чтобы вы могли смотреть на это как на что-то вроде личности.

 

Не мог бы ты рассказать мне что-нибудь о своей BTS-личности?

Ви: Не думаю, что могу определить её одной фразой. Если посмотреть на меня словно на дерево, думаю, можно было бы сказать, что у меня тысячи ветвей. Разные плоды на каждой из них представляют разные привлекательные стороны Ви. Так что, хотя я мог бы стать чем-то, что можно объяснить, я и правда не думаю, что мне это действительно нужно. Так что на самом деле это не то, что можно выразить словами. Я просто стараюсь создать и показать одно из тех многих обаяний, которыми могу похвастаться как Ви. Если меня спрашивают о том, какого Ви я изображаю в BTS, я бы сказал, того, что поёт и танцует. Это один из тысяч персонажей Ви, и зрители должны прийти к своему собственному выводу.

 

Наверно, ты мог бы сказать, что провести наконец живой концерт после стольких лет, вероятно, было огромной мотивацией в этом отношении. Должно быть, было трудно продемонстрировать все эти разные личности на сцене.

Ви: Когда мы провели наш первый концерт в Лос-Анджелесе, мне показалось, что мы взлетели прямо над тем, что я бы назвал плато. Это было великолепно. Я был так счастлив, потому что это было похоже на то, что мы наконец-то смогли снова ощутить нормальность повседневной жизни. Я снова почувствовал, как сильно нас любят, и, наверное, мне тоже пришлось нелегко, но я действительно почувствовал, как сильно АРМИ ждали этого концерта. И я рад, что всё было хорошо и чётко. Концерт прошёл так, как я себе и представлял, с той атмосферой, на которую я надеялся, и в конце я почувствовал себя счастливым. Я хотел услышать каждый из голосов АРМИ, так что я был счастлив, что мне это удалось.

 

Тебя осыпают любовью, пока ты демонстрируешь свою индивидуальность на сцене, а затем ты спускаешься и пишешь песни со своим духом свободы. Что ты хочешь получить от всего этого процесса?

Ви: Сначала я не придавал этому большого значения. Я просто как-то поначалу думал, что мои выступления – единственное, что мне нужно менять каждый день, но вес постепенно увеличивается, и мне тоже есть о чём подумать, так что, если я буду продолжать думать об одном и том же, думаю, я просто застряну на этом. По этой причине, по-моему, мне не следует зацикливаться на вещах, от которых мне нужно избавиться, а просто нужно избавиться от них, получить то, что мне нужно, и убедиться, что я делаю то, что мне нужно. Поэтому, даже если я напишу песню, я без сожаления откажусь от нее, если посчитаю, что она не так уж хороша, и скажу себе не повторять то, как я выступаю, если это кажется неправильным. Я подхожу к тому моменту, когда, если я говорю, что хочу что-то сделать, я говорю себе, что когда-нибудь обязательно это сделаю.

 

Что сделало бы тебя идеальным артистом?

Ви: Я надеюсь, что смогу придумать множество персонажей: певца, сольного исполнителя, актёра или, когда-нибудь попозже, фотографа или обычного старого Ким Тэхёна. Или когда я занимаюсь чем-то другим. Я хочу создать так много разных персонажей, чтобы существовали тысячи версий меня, и я могу стать тем человеком, у которого есть новый я, достаточно хороший, чтобы каждый день делать что-то новое. Я думаю, что это моя заветная мечта – выражаться как артист.

Как думаешь, насколько ты близок к достижению этого идеала? Ты ведь дал себе очень резкую оценку в своём последнем интервью Weverse Magazine.

Ви: Одно очко.

Всего одно очко? (смеётся)

Ви: Я не знаю. (смеётся)

 magazine.weverse, 17 июня 2022 г.



Наши соц. сети: VK === twitter === tumblr

Подписка на BTSnews === Подписывайся на дзен-канал!


| Рейтинг: 0.0/0 Просмотров: 266 | Гость |
17.06.2022
» Категория: Интервью БТС
| Теги: Proof, BTS, бтс, bts 2022, ТэХён, Тэхен

avatar